автор: Джан

С самого начала поход В. не задался. Он был опытным ходоком и думал, что во второй раз все пойдет легче. Меньше боялся и чаще хохмил. Но из-за этого хуже готовился и многое пускал на самотек. 
Ноги он сбил в кровь уже к концу первого дня. В этом не было большой беды. Все потертости залеплялись пластырем, и можно было идти. Хуже дела обстояли с самомнением. В. объективно отставал и шел медленнее всех. На предложение Шамана вернуться В. ответил отказом. Он еще пытался храбриться и казаться бодрым, но при ходьбе становилось понятно, что идти вместе с ним невозможно. Нужно было что-то решать.

Маршрут предстоял долгий и, к счастью, изогнутый. Было решено в самом узком месте петли перекинуть В. из начала в конец. Такой фокус сокращал его путь на два дня. Все, что ему нужно было сделать - это пройти горную долину, перейти перевал, а дальше ждать нас перед спуском или самостоятельно выходить в город. Неопытный человек преодолевает такой маршрут за день. Я научился проходить его за полдня, Шаман умеет проскакивать его еще быстрее. А по нашим расчетам, у В. на это оставалось два дня. Времени - более чем достаточно, даже с учетом желания постоять денек.
Оставив В. у края долины, мы ушли дальше. Через два дня мы появимся с другой стороны этой же долины и, перевалив, заберем В., чтобы вместе спуститься в город.

Спустя два дня, по просьбе Шамана, я прохожу путем В., чтобы подпереть его и убедиться, что он прошел верной дорогой. Крюк в два часа меня не пугает, мне интересно повидать те места. Также я радуюсь, что пройду хоть и длинной, но долиной, а Шаман пойдет короткой, но более опасной сыпухой. 
Я нахожу следы В. и его место ночлега. Вижу лапник под спальным местом. Свежие ветки кедра нарублены и уложены. В. нарушил правило Шамана. Потревожил места и повел себя по-варварски. Я надеюсь, что после этого он не съеден медведями. Я прохожу долину насквозь, создавая много шума. Регулярный свист и песни во весь голос - так я стараюсь быть заметным для В., если он застрял неподалеку. Но прохожу всю долину и переваливаю, заходя на лагерь. В. я так и не встречаю. В лагере только Шаман.

Вечером у костра мы надеемся, что В. уже в городе и пьет чай. Я рассказываю Шаману про лапник, и он мрачнеет.
- Как бы не пришлось нам этого долб..ба искать. Ты хоть пошумел там, пока шел?
- Да, и свистел, и кричал. И спел даже.
- Ну, пока-то волноваться рано, вот в город придем, и будет ясно. Но, боюсь, его горы за такое просто так не отпустят.
В. в город не вернулся.
Шаман решил ждать три дня и на четвертый идти в поиск. Но к вечеру третьего дня В. позвонил с известием, что вышел из гор. Горы отпустили его. 

- Ну что, про лапник все понял?
- Да. Теперь я понимаю, что за это бывает.
- Это он еще дешево отделался. Пять дней поплутал. Молодец, что сам вышел, значит не совсем пропащий. Но в горы он больше не ходок.
- Почему?
- И сам побоится, и я не возьму. Нам такой футбол не нужен.
Больше я В. в горах не видел. 

В то лето, перед отъездом, В. еще успел рассказать, как собирался умирать там, в горах. И как чужой "подарок горам" спас ему жизнь. Но это уже другая история. И даже две.