автор: shreck

Опять вспомнил и решил записать. 

Вспоминание или нет, но пришло без всякого намеревания. Я всегда терпеть не мог запах жареного чего то на масле - блины, рыба например, или котлеты. То, чем пропахивает весь дом и самое отвратное когда пропахивает за минуту одежда и волосы. А еще запах горелого хлеба. И вкус его - аж воротило.
Этим летом готовил себе еду, отвлекшись спалил разогревавшиеся бутерброды (да не важно что вобщем!). Запах был как всегда ужасен. Но чорт меня дернул чуть почистить и попробовать на вкус кусочек хлеба.
И вокруг все будто в тумане стало и озарение типа вспомнил забытый сон утром. Я молодой паренек, лет 10-11, обстановка - европа (англия или германия) 18 или 19 век. Выращивать в семье ребенка было хлопотно и отдавали в ученики - в специальность. Я был у пекаря. Работали много, бездельничать любили тоже, за что получали по ушам. Однажды в наказание полночи  работа, а поутру остался следить за партией хлеба. Уснул и хлеб сгорел. Пекарь тогда очень злился и заставил меня дурака съесть горелые булки в наказание. Помню, что в горло не лезло и запах этот тогда на всю жизнь короткую. Короткую, потому что помер тогда молодым промучавшись от какой - то болезни с кишечником-животом связаной. 
---------------------
Еще из спонтанного, но было давно - тогда сильно напугался потому то не знал такого как - вспоминание.
Я совсем удалой молодой парень, сын руководителя (не помню как называется, потому что относится к этническому названию). Время не определенное, но точно есть кованые железные вещи и приручены лошади. Лошади в нашей культуре играли особую роль. Мы с моими друзьями были красотой клана, на сильных лошадях, ловкие, озорные и увы порой хамы, наглецы и простаки. Помню это чувство бахвальства прокатиться среди поселения в новом халате, или на лошади с охоты, или в праздник с отцом покатить разряженый.
С друзьями заезжали далеко. До женщин были охотники еще те. В одном поселении где мы были проездом я "обидел" молодую девушку наобещав всякого и наутро свалил. Она как потом оказалось понесла от меня, я узнав это помучался чутка совестью да и нашел отвлечение от совести в играх да развеселой жизни. Жизнь прошла праздно, но со смутным ощущением, неким чуством фоновым совести часто проявлявшимся в минуты раздумий и одиночества.
А девушку ту ее род выгнал из общины, узнав о том что она понесла. Она одна родила в горах, подруга ей помогла и вернулась в поселение. Ее родители прокляли и закидали камнями всем поселением. А ребенок выжил как то. Как не помню. И воплощения вперед они - ребенок и женщина были моим наказанием. То девушка становилась женой и сходила с ума, убивала детей и на меня кидалась, то ребенок тот становился моим другом и предавал меня. Это крайне смутно увидел. Но грустно было все очень. 
---------------------
Вспоминание перешедшее в сон.
Старик со старухой в тряпье, с серой как у трупов кожей в полутьме чума отпаивают меня каким то "говном" из чашки. Чумом назвал потому что в моем поле зрение сферический потолок, проем выхода закрыт шкурой, в потолке дыра и посреди помещения тлеющий костер в яме. От дыма внутри ужасно, копоть, запах, но привычно. Не могу пошевелиться почему-то. Возраст свой не ощущаю и не осознаю. Будто нет его. 
Слудущий всплеск вспоминания - старик учит плести ловушку снов, так ловко, будто у него восемь рук. Да он и похож на паука, круглый такой, сгорбленный, потом учит как кожу выделывать и бубен делать. А старуха учила травам. Над старухой я потешался иногда, хотя обоих побаивался, а старика уважал аж вобще чуть не за бога держал. А называл деда "***". Имя забыл, хотя называл. В том вспоминании было погружение в видЕние, типа сна, или шаманского путешествия. Но не помню подробностей.

--------------------
Крайне удивительно осознавать такое, а расказывать, так и вовсе на дурь похоже - что пробивает на вспоминание на минуты, однажды на десяток но это уже с переходом в сон. А расказывать можешь часами будто там все посмотрел, а не только тот сюжет короткий.