автор: Джан

В жизни каждого есть вещи, про которые не стыдно сказать - легендарный артефакт. И если одним вещам мы сами присваиваем такое высокое звание, то другие помимо нашего желания становятся уникальными. У Шамана эту почетную роль играет старый зеленый пуховик.
С первого взгляда на это зеленое чудо проникаешься чувством, что пуховик начал ходить по горам задолго до Шамана. И лишь потом, годы спустя, в его недрах зародился человек. Пуховик выглядит настолько древним, что порою кажется, что он уже не способен удерживать тепло, но это не так. Мне лично довелось убедиться в том, что греет он исправно, а большой размер помогает прикрыть все тело. Укутываясь в него, будто попадаешь в дом. На просвет в каждой ячейке этого чудо-халата, видны пушинки, но не подобные маленьким перышкам, а скорее свалявшиеся от времени и напоминающие волоски. Как эта конструкция сохранила способность согревать, я не понимаю. Толи вещи раньше делали качественнее, толи есть какой-то секрет. Замечаю иногда, что Шаман спит прямо в нем, усиливая не менее древний спальный мешок.

Бывалый гость Шамана говорит, что пуховик был всегда. Он загадочно улыбается и намекает на страшную тайну это предмета. Выдать её обещает по большому секрету, но только после того, как Шаман уйдет спать. Дотерпеть не составляет большого труда, так как ложится он рано. Словно заговорщик, я в компании с блокнотом готов узнать и записать всё интересное. Чувствую себя пионером у костра после отбоя - предвкушаю сплетни о вожатых и детские тайны, только пионеры уже бородатые. Бывалый не торопится, нагнетает, а заодно и кипятит воду на чай. Наконец, пауза выдержана, кружки полны, можно начинать и я задаю вопрос:
- Так что там с пуховиком? Чем он такой особенный?
- Старая вещь. Ручной работы. - Он подмигнул мне, давая понять, что развязка близко. - Таких больше не делают и не сделают.
- Не понятно, зачем он его таскает. Греет, конечно, люто, но без слез не взглянешь. 
- Ты видел ячейки пуховика?
- Ага. Много квадратиков по всей поверхности сверху до низу. И никак не пойму, чем он набит.
- И не поймешь, ведь это вовсе и не пух.
- А что?
Мой собеседник вдруг резко оглядывается и с подозрением вглядывается в какую-то тень, как бы намекая, что Шаман может прийти в виде животного или даже бестелесно и подслушать нас. Наконец, он решает, что все в порядке, и продолжает:
- Там... - он наклоняется лицом ко мне и округляет глаза, переходя на шепот.- Там человеческие волосы. Ночью, после самого трудного перехода, Шаман ходит по палаткам и срезает по пряди волос у всех, кого он водит по горам, а потом зашивает их в свой пуховик. На каждого человека - своя ячейка.
Я еще сижу, как дурак, с открытым ртом, осмысливая сказанное, но мой собеседник милосердно добивает меня шуткой:
- У него и для тебя есть ячейка. И я бы на твоем месте сегодня не спал.
До меня доходит, что я попался на розыгрыш, купившись на драматическую серьезность и почти принял "страшную сказку" за историю из жизни. Во мне загорается озорное желание подыграть, и я не спешу разрушать игру:
- Но почему мне лучше не спать? - по примеру собеседника я тревожно оглядываюсь, подпускаю в голос дрожащие нотки и делаю жалобные глаза.
- Потому что с волосами он заберет и твою душу! - мой собеседник включает демона и мимикой изображает зловещие намерения. - Заберет и съест!
Но на этом сценка не заканчивается, он смачно откусывает прямо от палки копченой колбасы, наглядно демонстрируя процесс поедания души.Держаться дальше нет сил и мы ржем в два голоса.
- Так он зашивает их в пуховик или ест?
- Волосы зашивает, душу ест. Видел, какой он здоровый? Думаешь это от тушенки?
- Ну а серьезно, что в нем такого, в пуховике.
- Да ничего. "Намоленная" вещь, уже горами и владельцем пропиталась насквозь.
Термин "намоленная" удивительным образом удовлетворяет моё любопытство. Я уже слышал подобное высказывание и оно органично легло в мою голову без дополнительных объяснений. Я сам обозначаю им вещи, которые успели показать себя с наилучшей стороны и пропитались моим духом. Лучше всего это понятие предают старые, разношенные ботинки. Выкинуть или заменить "намоленный" предмет жалко, синергия между ним и владельцем очевидна.
После заката заметно холодает, и несмотря на костер, сидеть дальше становится зябко. Теперь и мы расходимся по палаткам.

На следующий денья решаюсь спросить у Шамана о его привязанности к старому пуховику.
- Привязанность? Неееет. Скорее практичность. Пока вещь работает, я её использую. Это у вас в городе если логотип полинял, то вещь выкидывают. Имидж у пуховика уже не тот, но функционал все так же на высоте. За что его выбрасывать? Он меня берег, я его берегу. Пока вещь работает, она будет жить. С людьми, кстати, тоже самое. Всё стареют, но умирают в тот момент, когда перестают приносить пользу. 
- Из этого можно рецепт долголетия вывести.
- Верно. Хочешь жить долго - работай. А хочешь жить счастливо - приноси пользу. 
Как и в другие разы он помолчал немного, а потом выражение его лица начало меняться с серьезного на озорное. Губы начали медленно расплываться в хулиганской улыбке, и он добавил:
- Все что срёт - должно работать.

Старый зёленый пуховик научил меня не гнаться за формой и, как ни странно, ценить старых друзей и помощников. Ведь они у человека бывают не только двуногие. За свою жизнь, каждый из нас сотрудничает с уймой вещей, иногда забывая о них, как только они теряют первоначальный лоск. Внешний блеск с годами сходит, а суть остается. Мы то, что мы делаем. Старый пуховик - греет. А я - хожу по горам.