автор: Джан

Если кто-то думает, что для того, чтобы потеряться в горах, нужно что-то из рук вон выходящее, то он ошибается. Всякий про.б начинается с мелочей. Не всегда очевидных и понятных, порою даже волшебных, но всегда не случайных.

Возомнив себя бывалым путешественником, В. смело рубил лапник с самой первой стоянки. К его несчастью, обнаружить этот факт было невозможно, так как В. предусмотрительно ставил палатку далеко от костра, и вся ответственность за содеянное ложилась целиком на него.
Началось с малого. Разношенные ботинки набили кровавые мозоли. Было ли это началом возмездия за вред деревьям, не знаю, но хронология была именно такой. Вечером лапник, а к следующему вечеру мозоли. Как результат, невозможность идти полный маршрут и желание поскорее вернуться в город.

В долину В. попал без проблем. Его проводили и указали направление. Всего делов-то было: пройти долину насквозь и перевалить в конце. Одного дня хватает, чтобы пройти эту долину, ковыряя в носу, впитывая красоту этих мест и останавливаясь на каждом шагу.
В. и тут был верен себе, нарубил лапника и устроился на ночь, чтобы утром бодрым мозолистым шагом пройти долину. И утром по расписанию вышел по направлению к городу. НО не смог попасть в него.
Под действием непреодолимых сил, В. кружился по долине три дня и не мог найти ни перевал, ни тропу. Он всякий раз находил ее и снова терял. За три дня он сделал три круга и все с одним и тем же результатом. Он выходил на тропу, терял ее, пытался перевалить и не мог. Каждый день он возвращался в долину и снова пытался пройти перевал.
Везение окончательно покинуло его, когда он, в очередной раз штурмуя новый участок перевала, не увидел группу, которая шла по долине, надеясь подхватить его. Всякий раз духи гор уводили его вверх и заводили на непроходимые склоны. Он спускался, ночевал и утром повторял свои попытки.

На четвертую ночь В. было уже не до лапника и удобства. Он спал не с комфортом, а там где упал. Продукты заканчивались, и вместе с ними таяла и вера в себя.
С самого утра зарядил дождь, но В. было уже все равно. Все, что он мог, это идти неизвестно куда. И он шел, просто глядя себе под ноги и уже не гадая, как и где перевалить. Все что ему оставалось - это молиться и надеяться на чудо.